Каталог
Каталог
Главная > История

История

La felicità la cerchiamo ovunque, ma è in un unico posto; addormentata nel profondo del nostro cuore. Sta a noi decidere se svegliarla o no.

– Мы ищем счастье везде, а оно находится в одном-единственном месте, заснув в глубине нашего сердца. И нам решать – будить его или нет.

Эта история началась много лет назад. history_1

Тяжелое солнце выжигало все вокруг. Вечный город плавился от жары. Шины желтого автомобиля лениво шуршали по раскаленному асфальту и вздымали легкие облачка пыли. Нелегко быть таксистом, когда тебе всего двадцать один и твоя жизнь закольцована вокруг Колизея. Когда вокруг жаркое лето, любовь и праздность, влюбленные парочки сидят на ступеньках в глубокой тени старинных соборов, изысканные синьоры и синьорины пьют очередную чашку кофе в уличных кафе, и толстые голуби пытаются искупаться в фонтанах. А ты вынужден зарабатывать на жизнь, даже если ты потомок благородного рода. Лучано, сын мелкого разорившегося графа, резко выкрутил руль влево, чтобы его такси объехало собаку, томно развалившуюся прямо на дороге в летней пыли. К его двадцати одному году у Лучано было: желтое такси, темные непослушные волосы, веселые глаза, графский титул и младшая сестренка на попечении. Чего у него не было, так это денег. Такси – вынужденная мера, которая позволяет обедать каждый день, оплачивать квартиру и обучение для сестры. Но Лучано не жаловался на жизнь, ему даже нравился звук потертых шин, запах кожаной обивки, скорость и, самое главное, постоянные знакомства с новыми людьми.

– Жара, ну и жара, – Лучано утер лоб и позавидовал собаке, которая осталась отдыхать на дороге в тени дерева. – Когда уже пойдет дождь?

Облака ходили рядом, но ни одно из них не торопилось пролиться на землю.

Стоп.

Новый пассажир. Девушка в летящем сарафане цвета солнца и его такси. Совсем юная.

Как только она запрыгнула в машину и захлопнула за собой дверь, первые капли дождя упали на лобовое стекло, затем забарабанили все сильнее, и внезапно мощный ясный ливень обрушился сверху, зашумел, встал стеной, отгородив этих двоих от остального мира. Девушка высунула руку в окно, под тяжелые струи, радостно обернулась к Лучано и просто сказала, светясь ясной улыбкой:

– Дождь.

Неудивительно, что пошел дождь. Сама девушка была похожа на русалку, как будто привычной средой ее обитания было море, а ливни она могла вызывать по своему желанию, одним взмахом кисти. Зеленые глаза и волны светлых волос с переливами от серебра до лунного света. И сама она, несмотря на жару, чистая и прохладная, как мраморное изваяние. Как наваждение.

В юности любовь всегда случается внезапно и без предисловий. Лиза была студенткой ленинградской академии художеств и изучала историю искусства по всей Италии. Ее интересовали старые храмы, искусно вырезанные статуи и потрескавшиеся картины в тяжелых рамах. А Лучано знал и любил секреты и тайны старых городов, скрытые вдали от туристских троп. Им многое нужно было рассказать и показать друг другу. Желтое такси без устали перевозило их из флорентийской Уфицци к падающей башне, а от пизанской майолики обратно в Ватикан. Если ранним утром они еще задумчиво стояли перед Пьетой, то уже вечером бежали по мосту Понте Веккьо, смеясь и разглядывая антикварные украшения. А иногда, забросив все дела, отправлялись в маленький городок на побережье, где купались, болтали, и подолгу сидели у вечернего моря, глядя на оплывающий закат. И уже поздним вечером, расслабленные и голодные, взявшись за руки, брели на призывный свет уличного кафе, поближе к жару пиццы и холоду просекко.

history_2

Лиза обожала Италию, бредила Возрождением, и на своем несовершенном итальянском рассказывала Лучано про красавицу Симонетту, прообраз Венеры и Флоры, про ее возлюбленного Джулиано и его брата Лоренцо Великолепного, — и в ее рассказах эти далекие забытые тени оживали и становились реальнее живущих ныне.

Как и у всех влюбленных, у них появились свои ритуалы. Каждый раз, выехав за город, они обязательно останавливали машину на обочине, и в буйных зарослях полевых трав плели друг другу зеленые браслеты с цветами и бродили, низко склонив головы, в поисках счастливого четырехлистника. В лугах жужжали тяжелые шмели, весело скрипели кузнечики и, казалось, удача была близко-близко, но клевер упрямо прятал от них свое волшебство, и, вскоре желтое такси снова уносило вдаль своих пассажиров, переплетенных зелеными браслетами вечной любви.

Все кончается. Кончалось и это волшебное лето, всё более неумолимым становился Лизин отъезд, о котором они постарались забыть. Смазанными полосами мелькали зеленые предгорья на прощальном пути из Флоренции в Рим. Верные своему ритуалу, они остановили машину и, внезапно осознав близость разлуки, молча побрели по зеленому ковру из клевера. Вдруг Лиза быстро нагнулась и торжествующе вскинула руку с зеленым клевером с четырьмя листами.

– Я нашла! – крикнула она, – И я загадываю желание! Я хочу, я хочу… , – гудящий луг внезапно замолчал, казалось, что даже толстые шмели замерли и прислушались. Она подняла распахнутую ладонь с клевером вверх и прокричала в бездонное синее небо – Я хочу, чтобы он всегда был счастлив!

Крепко зажав в руке зеленый талисман, она вплотную подошла к нему, серьезно заглянула в лицо своими печальными русалочьими глазами, в которых плескалось море. Или это были слезы. И повторила.

– Я очень хочу, чтобы ты был счастлив.

В этот день она также легко отдала свое счастье ему, как прежде подарила свое сердце, как создала для него это лето, сотканное из солнца, юности и любви.

history_3

А назавтра был день отъезда. Лучано примчался за ней самым ранним утром, чтобы провести вместе последние часы. Желтое такси в последний раз грустило у маленького отеля в ожидании их последнего совместного рейса. Но усатый портье только развел руками, извиняясь. Ее нет. Она спешно отбыла ночью, почему-то ей пришлось выехать раньше. Кажется, ошиблась с билетами и опаздывала на самолет. Он плохо разобрал, потому что ее итальянский от волнения хромал сильнее обычного, толком не поймешь, что она там говорит, да и какая разница. Оставила? Да, кажется, она что-то оставила для синьора Лучано. Усатый хозяин вытащил из конторки белый прямоугольник и с любопытством взглянул на странного гостя.

Лучано медленно взял протянутый конверт. Ему на ладонь выпали слегка увядший четырехлистник и записка с торопливыми вьющимися строчками: “Мы ищем счастье везде, а оно находится в одном-единственном месте, заснув в глубине нашего сердца. Нам решать – будить его или нет. Я очень хочу, чтобы ты был счастлив. И всегда буду любить тебя”.

Он не знал ее адреса, не знал телефона, связь между двумя странами была призрачной, а неизобретенный тогда еще интернет ничем не мог им помочь. Тонкая нить итальянского лета оборвалась.

Больше они никогда не встречались.

Но ее желание странным образом сбылось. То ли помог волшебный четырехлистник, то ли память о волшебном лете и первой нежной взаимной любви.

Лучано всю жизнь был счастлив.

***

Эта история стала нам известна благодаря одному обстоятельству. Когда несколько лет назад в доме у Лучано, — красивого импозантного мужчины средних лет, счастливого главы семейства (жены Марии, сына Стефано, дочки Лизы, таксы Тары и кошки Бьянки), владельца небольшого завода по производству муранского стекла, — собравшиеся гости обсуждали совместное производство украшений, один из них открыл старый альбом с репродукциями эпохи Возрождения, из него внезапно выпал засушенный четырехлистник.

Человек, открывший альбом и держащий в руках счастливый лист клевера, по странному совпадению был другом из России. И вот прямо сейчас, сжимая в руке иссушенный лист клевера, он еще не знает, что скоро услышит историю, которая вдохновит его на создание ювелирной компании, и что символом и талисманом этой компании станет счастливый четырехлистник. И в ближайшем будущем ему предстоит сплести немало серебряных браслетов, так напоминающих те далекие переплетения летних трав. А Лучано будет украшать эти браслеты своим муранским стеклом, в котором отражаются капли итальянского моря, солнца и его первой любви к русской девушке. И что эти браслеты будут продаваться именно в России. Потому что они оба очень надеются, что однажды где-то в туманном Петербурге этот браслет купит сильно повзрослевшая девушка Лиза с прежними русалочьими глазами… Но это все будет потом.

А пока русский друг недоуменно крутит в руке чье-то высушенное счастье и говорит:

– О, не знал, что ты увлекаешься гербарием.

А Лучано тихо улыбается чему-то далекому и спрашивает:

– Хотите, я расскажу вам одну историю?..

history_4